В сентябре этого года во вроцлавском гарнизонном костеле состоялся большой концерт ораториальной музыки с участием солистов Варшавской оперы и хора Вроцлавской филармонии. Концерт транслировали по телевидению.

Вступительное слово произнес ксендз Франтишек Кубш.

Неф гарнизонного костела был наполнен до краев любителями ораториальной музыки.

Среди слушателей одного из концертов оказался мой приятель, Бронислав Добровольский, бывший костюшковец. В первый раз встретился с ним двадцать три года назад, на ниве образовательной работы в Первой Дивизии. Его коньком был рисунок, а также карикатура и музыка. Этому последнему увлечению он остался верен до сих пор. Может быть, это покажется кому-то удивительным, но только во время этого концерта Добровольский узнал, что ксендз Кубш был капелланом нашей дивизии. 

И мой друг Добровольский настоял на том, чтобы мы посетили капеллана в приходе, не предупреждая его о нашем визите.

Для нашего появления мы выбрали не обычный день: 12 октября, годовщину Битвы под Ленино.

Ксендз Франтишек Кубш принял нас доброжелательно, хотя и не представлял, что нас к нему привело. 

- Чем могу служить?

Я даю ксендзу бело-красные розы.

- Это от фронтовых друзей.

Ксендз, как будто удивлен, смотрит на нас выжидательно. Мы представляемся, называем ему свои фамилии и время службы в Первой Дивизии. Он приглашает нас, усаживает за стол. Слово за слово, переходим к воспоминаниям. Начинаем с времени формирования дивизии, с дней, которые так и стоят перед глазами.

- Помню, - говорю, - как во время присяги дивизии, 15 июля, ксендз стоял слева от полковника Берлинга. Справа стояли тогда Василевская и Лампе.

Хозяин утвердительно кивает головой, после чего возвращается к воспоминаниям о трудных и тяжелых днях, когда он был в партизанах.

То была зима 1941 года. Ксендз Кубш после побега из гестапо, во время которого его обстреляли из автоматического оружия, осуществляя свое намерение, отправился в полесские леса и присоединился к советским партизанам. Наступают дни партизанских схваток, смелых рейдов, подрыва поездов, окружений, голода и холода, морозов, маршей через болота. В то время, когда советские солдаты участвуют в гигантской битве, обороняя Москву, в лесах Полесья и Волыни партизанский отряд, в котором находится ксендз Кубш, ведет бои с превосходящими силами противника.

Бои те шли долго. Наиболее драматическим их эпизодом являются воспоминания о тяжелых сражениях, которые в течении трех недель, в феврале-марте 1943 года, окруженный партизанский отряд вел с превосходящими силами гитлеровцев. В результате партизаны смогли вырваться из гитлеровского кольца.

Наступил май 1943 года. В полесские болота пришла весна. В один из дней, в сумерках, на небольшой поляне приземлился ПО-2. Последние рукопожатия ксендза Кубша с товарищами по борьбе, с которыми делил труд и зной партизанской жизни и "кукурузник" улетает в ночь. Направление - "Большая Земля". Перед тем как самолет пересек линию фронта - будет еще атакован Ме-110. Его пассажир чуть не лишился жизни в той передряге. Подбитый самолет, однако, счастливо приземлится в пункте назначения.

Начинается служба ксендза Кубша в рядах Первой Дивизии.

На 1 Съезде Польских Патриотов в Москве ксендз Кубш выступает и входит в состав Президиума СПП. А когда 1 сентября, в четвертую годовщину начала польско-немецкой войны, костюшковцы выдвигаются на фронт - ксендз Кубш идет вместе с ними. С тех пор вместе с Дивизией будет отмерять долгие километры и разделит с солдатами трудный марш.

Леон Пастернак в стихотворении под названием "Варшавское шоссе" написал так:

„...идут художник и девушка, партизанская сутана, дорожки пота в пыли на лицах ...”

В той партизанской сутане шел вместе с сыном сибиряка дивизионный капеллан.

Близился день первого боя. Когда первый батальон майора Лаховича двинется в атаку на высоты за рекой Мерея, вместе с ним пойдет в бой и капеллан. После боя, поэт и летописец Дивизии, Люциан Шенвальд в "Балладе о первом батальоне" вспомнит о ксендзе:

„...Там слышен хорал, там летают над хором, Как ласточки, брови у ксендза-майора...”

Весной 1944 года, когда Дивизия разрослась в Первый Корпус Польских Вооруженных Сил в СССР, который потом был передислоцирован со Смоленщины в Киверские Леса и подчинен командующему Первого Белорусского Фронта, генералу армии Рокоссовскому, ксендз Кубш был уже деканом Корпуса.

Война продолжалась. Ксендз Кубш неустанно исполняет свою миссию капеллана. За свою деятельность получает высокие боевые награды: Крест Храбрых, Орден Отечественной Войны 2 класса, Грюнвальдский Крест 3 класса и другие.  

И вот теперь, после двадцати с лишним лет, сидим вместе за столом в польском Вроцлаве и разговариваем о тех незабываемых днях.

Наша почти трехчасовая беседа близится к концу. Прощаемся и слышим от хозяина, что хотя он живет во Вроцлаве только с 1964 года, - полюбил очень сильно этот город и чувствует себя здесь прекрасно. 

К этим нескольким словам об этой, такой сердечной, встрече с капелланом-полковником Франтишком Кубшем, я хотел бы добавить еще одно: пусть нам ксендз Кубш простит этот неожиданный визит двенадцатого октября. Мы пришли к нему из чувства ветеранского долга.

Капитан в отставке Петр Коневега.

Администратор хотел бы сердечно поблагодарить за предоставление этого материала д-ра Петра Садовского.

FaLang translation system by Faboba