Данная статья является реконструкцией боев, которые в октябре 1943 года вела баварская 337 пехотная дивизия на участке наступления 1 польской пехотной дивизии и других советских подразделений из состава 21 и 33 Армий. Она основана исключительно на основании немецких донесений и отчетов, собранных в папках журналов боевых действий 113 и 337 ПД, XXXIX танкового корпуса и 4 Армии. Это немецкая (военная) точка зрения на события, которые в течении многих лет были гордостью Народного Войска Польского.

Все события, согласно оригинальным записям, приведены в "берлинском времени", из чего также следует двухчасовая разница с польскими и советскими донесениями, которые даны по "московскому времени".

337 пехотная дивизия по состоянию на 11 октября 1943 года.

Командование. 

Дивизия была сформирована 16 ноября 1940 года в VII Войсковом Округе (Мюнхен) в рамках 14 мобилизационной волны. В октябре 1943 года дивизией командовал 52-летний генерал-лейтенант Отто Шинеманн, который военную карьеру начал еще в 1906 году в возрасте 15 лет. В качестве командира 184 полка пехоты 20 декабря 1941 года был награжден Рыцарским Крестом Железного Креста. Командование 337 дивизией принял 1 октября 1942 года, а звание генерал-майора получил 1 ноября 1942 года. 11 февраля 1943 года получил Немецкий Крест в Золоте, а 1 мая был представлен к званию генерал-лейтенанта. Начальником штаба дивизии был майор Граф, из штаба 18 панцергренадерской дивизии, который приступил к своим обязанностям 30 сентября 1943 года, сменив подполковника Роберта Префке, назначенного в начальником штаба IX армейского корпуса.

Пехота.

В начале октября 1943 года дивизионная пехота была в очень плохом состоянии. Тяжелые бои в обороне, проходившие в августе и сентябре значительно уменьшили численность батальонов. 1 октября гренадерские батальоны насчитывали в боевых подразделениях (Gefechtsstarke) от 100 до 170 солдат. В дивизии отсутствовал 1 Батальон 313 Полка, который вот уже продолжительное время был откомандирован из дивизии в распоряжение АОК 4 в качестве штурм-батальона. В дополнение, в половине сентября II батальон 688 полка, без 6 роты, был переподчинен штабу IX АК и уничтожен в бою (4 октября вернулся 1 офицер и 28 солдат). В районе Смоленска дивизией был потерян штаб 690 гренадерского полка. Командир полка, подполковник Герман Бокель был ранен, а полковой адьютант, капитан Рёсслер, погиб. Штаб потерял средства связи. В этой ситуации 2 октября генерал Шинеманн отдал приказ о реорганизации. Было решено не воссоздавать штаб 690 Полка, а оставшиеся батальоны включить в состав других полков. Тогда же II батальон капитана Ленера был переименован в I Батальон 313 Полка, а III батальон капитана Лиммера во II Батальон 688 Полка. А II Батальон капитана Августинуса Хенслера, вместе с остатками штаба полка, взводами саперов, связи и конной разведки, переформирован 337 батальон автоматчиков. Полковые подразделения, 13 рота пехотных орудий и 14 противотанковая рота были переданы как подразделения в 313 полк. Штабная рота 690 полка под командованием капитана Ротха стала стержнем вновь формируемых дивизионных подразделений зимнего комплектования (11 офицеров, 104 унтер-офицера, 394 солдата и 112 автомобилей). Реорганизация дивизии продолжалась со 2 по 5 октября. 
В сентябре в дивизию влился 261 гренадерский полк (113 ПД) подполковника Голдберга. Полк также понес очень тяжелые потери. Штаб и штабная рота были разбиты, батальоны обескровлены и в очень плохом состоянии. Штаб I батальона под командованием майора Бенша исполнял роль штаба строительных подразделений (организация „Lepom"). Поэтому 4 октября остатки штаба полка и штабная рота выведены с фронта. Подполковник Голдберг 6 октября перешел в резерв командования ОКН, а 12 октября принял командование 688 полком. С фронта выведен был также штаб II батальона капитана Иммиша.

Зато штаб III батальона капитана Герберта Ктиндигера стал штабом соединенных остатков II и III батальонов (5-8 гренадерские роты, а также 13 рота пехотных орудий и 14 бронебойная рота). Соединение временно получило название 261 батальона гренадеров и было включено в структуру дивизии. Потом батальон был переименован в 261 полковую группу (в ранге батальона)
8 октября дивизия получила пополнение в составе 1100 солдат, на вооружении которых было 210 винтовок, 120 автоматов, 65 легких пулеметов, 12 тяжелых пулеметов (МГ-42), 5 средних минометов и два легких пехотных орудия. Солдаты пополнения были остатками разных соединений, выздоравливающими, а также призывниками. Они немедленно были разделены между батальонами и уже 9 октября дивизия насчитывала 8761 солдата, из которых в боевых подразделениях находились 2953 солдата.
11 октября 1943 года в боевых подразделениях (Gefechtsstarke) отдельных подразделений находилось:
- 313 грен. полк (командир подполковник Карл Меллвиг, адъютант лейтенант Зауэр) 
I батальон: (командир майор Ленер) 9 офицеров, 39 унтер-офицеров, 258 солдат,
II батальон: (командир Вильгельм Кисер, в тот период батальоном временно командовал капитан Лиднер) 9 офицеров, 49 унтер-офицеров, 233 солдата,
III батальон: (командир капитан Иозеф Стоцки) 7 офицеров, 49 унтер-офицеров, 264 солдата,
13 рота: 1 офицер, 14 унтер-офицеров, 64 солдата, 2 легких пехотных орудия 75 мм, 5 100 мм. "Небельверферов" (2 - NbW35, 3 - NbW40)
14 рота: (командир капитан Генрих Гейер) 2 офицера, 7 унтер-офицеров, 66 солдат, а также 20 солдат прикомандированный для рытья укрытий, 1 противотанковое орудие 37 мм., 1 советское противотанковое орудие 45 мм., 3 противотанковые орудия 50 мм., 1 французское противотанковое орудие 75 мм.
- 261 грен. батальон (командир капитан Герберт Ктиндигер, адъютант лейтенант Брейтен-Штайнер) 11 офицеров, 59 унтер офицеров, 406 солдат, а также 3 солдата прикомандированных на строительства укрытий, 2 легких пехотных орудия, 5 противотанковых орудий 75 мм.
- 337 батальон автоматчиков (командир капитан Августинус Хенслер) 7 офицеров, 47 унтер-офицеров, 237 солдат.
- 337 запасной полицейский батальон находился на этапе формирования.

Артиллерия.

Зато дивизионная артиллерия была в хорошем состоянии. 
Командование дивизии предприняло меры направленные на реорганизацию обескровленного штаба 337 полка артиллерии, который не имел командира, с того момента, как полковник Грунинг в конце сентября был ранен. Его должен был заменить подполковник Бергманн, командующий 87 полком артиллерии (113 ПД), однако, этого не произошло. Следовательно, задачу на реорганизацию штаба получил полковой адъютант капитан Лоттес. В предыдущих боях, в принципе, пострадал только I дивизион майора Троглауэра, все французские орудия кал.105 mm К 331 (f) которого были направлены в ремонт. В замен ему временно была передана 4 батарея из II дивизиона (4 легкие полевые гаубицы кал.105 мм.) и 7 батарея из III дивизиона (4 легкие полевые гаубицы кал.105 мм.). II артиллерийский дивизион майора Шуберта состоял из двух батарей (5 и 6) по три легкие полевые гаубицы кал.105 мм. в каждой, III дивизион майора Лушманна имел в составе две батареи (8 и 9) по 4 легкие полевые гаубицы кал.105 мм. в каждой, IV дивизион майора Фикельшерера имел в составе три батареи (10, 11 и 12) по три тяжелые полевые гаубицы кал.150 мм. Новым командиром полка, начиная с 5 октября был назначен подполковник Бартелс, бывший командир II дивизиона 64 артиллерийского полка (RSO), командование XXXIX танкового корпуса признавая, что существует угроза советского наступления, усилило его дополнительными подразделениями артиллерии. Присоединен II дивизион, теперь под командованием обер-лейтенанта Килинга из 64 полка артиллерии (три батареи - 10 легких полевых гаубиц кал.105 мм.) 

С целью обеспечения безопасности северного фронта, 7 октября к дивизии присоединен I дивизион 2 полка тяжелых реактивных орудий (две батареи по пять шестиствольных реактивных минометов Nebelwerfer 42 кал.300 мм.), а 9 октября дополнительно еще 425 дивизион легкой артиллерии (RSO) майора Вагнера (две батареи легких полевых гаубиц кал. 105 мм.). В составе дивизии находился также III дивизион 87 артиллерийского полка (113 ПД) с 7, 8 и 9 батареями. Но только 9 батарея была вооружена двумя легкими полевыми гаубицами кал. 105 мм. и воевала в подчинении I дивизиона майора Троглауэра. Остальные батареи не имели орудий. 7 октября сообщили из корпуса, что 9 батарее 87 полка выделена одна легкая полевая гаубица кал.105 мм., а к 8 батарее 87 полка два отремонтированных французских орудия кал.105 мм. К 331 (f).
Район, где держала оборону дивизия, обеспечивала огнем также и корпусная артиллерия: IV дивизион майора Германна из 87 артполка (113 ПД) и II дивизион майора Хинтша из 57 артполка, оба в подчинении штаба 775 артполка для специальных задач подполковника Фальбе, а также 816 дивизион тяжелой артиллерии (одна батарея орудий кал.210 мм.) майора Штумпса и 1 батарея капитана Бештельмейера из 740 артполка подчиненные непосредственно командиру корпусной артиллерии, генерад-майору Хейденрейху (Arko 140).

Противотанковые средства 

В дивизии не было противотанкового дивизиона. Однако имелся, так называемый "Шнелле-Абтайлунг 337" - быстрый батальон. Он состоял из велосипедного эскадрона и двух рот бронебойщиков. Эти последние были очень слабо оснащены. 1 рота имела на вооружении 4 противотанковых орудия кал.75 мм, зато 2 рота была вооружена двумя противотанковыми орудиями кал. 37 мм., четырьмя советскими противотанковыми орудиями кал. 45 мм. и двумя французскими противотанковыми орудиями кал. 47 мм. Вскоре противотанковые роты были сведены вместе, в так называемую 337 дивизионную противотанковую роту под командованием капитана Дидуша. Батальоном командовал майор Август Шремпф. В сложившейся ситуации, на отрезке обороны дивизии был размещен 185 дивизион штурмовых орудий (без 3 батареи). Его 1 батарея обладала 9 штурмовыми орудиями, 2 батарея - восемью штурмовыми орудиями. На отрезке обороны дивизии была также размещена 4 рота 742 бронебойного дивизиона армейского подчинения, вооруженная восемью истребителями танков "Мардер". Эти соединения непосредственно подчинялись командованию XXXIX танкового корпуса и имели задание поддерживать оборону 337 дивизии и соседней 95 дивизии. 

Cаперы

В составе дивизии находился очень слабый батальон в три роты саперов под командованием майора Лоффельманна. 1 октября в его боевых порядках было всего 100 солдат. Дополнительной поддержкой была 3 рота из 113 саперного батальона (113 ДП). Рота была собрана из остатков 113 саперного батальона. После реорганизации, 10 октября в боевых порядках имел уже 217 солдат. С целью укрепления оборонительных позиций на "Восточном вале" в дивизию был приданы также 4 рота 213 саперно-строительного батальона с 220 военнопленными, одна рота 548 саперно-мостового батальона и организация "Лепом" (майор Бенш) с 450 гражданскими рабочими.

Средства ПВО

В дивизии не было отдельного подразделения противовоздушной обороны. Поэтому ей был подчинен 601 дивизион ПВО (пять батарей в составе 47 орудий кал. 20 мм.). 9 октября штаб XXXIX корпуса уведомил дивизию, что ей будет передана 3 рота (Флак) из 113 противотанкового дивизиона (113 ДП) вооруженная 11 орудиями ПВО кал. 20 мм. Также на отрезке обороны дивизии был размещен I дивизион 704 полка ПВО Люфтваффе в составе: 1 батарея (4 орудия кал. 88 мм., 3 орудия кал. 20 мм.), 4 батарея (3 орудия ), 5 батарея (4 орудия)

Боевые порядки 337 ДП на 11 октября 1943 года

29 сентября, дивизия, воюя в составе XXXIX танкового корпуса генерала артиллерии Роберта Мартинка, начала обживать оборонительную позицию "Восточный вал". Позиция еще не была полностью готова и постоянно велись работы, чтобы закончить второй окоп главной оборонительной линии. Особенно к югу от Ползух и на запад от Ленино система обороны еще не была готова. Работы планировалось окончить к 9 октября. 
Первым поясом обороны в районе Ленино была именно оборонная позиция "Пантера -Вотан". Складывалась она из двух защитных линий. Первой, называемой главной линией обороны (Haupt-kampflinie, сокращенно HKL), которую составляли две линии окопов, и второй, называемой линией артиллерийского заслона (Artillerie - Schutzstellung), которую тоже составляли две линии окопов. Непосредственно за второй линией окопов линии артиллерийского заслона находились позиции дивизионной артиллерии. Окопы каждой линии имели полный профиль со связными траншеями, ячейками для одиночных стрелков, пулеметными гнездами, позициями артиллерийских наблюдателей для 2-3 солдат и блиндажами на 4-6 солдат, а также другими сооружениями и позициями, характерными для немецкой системы обороны. Перед первым окопом находились препятствия из колючей проволоки, установленные в один или два ряда. 
Вторым поясом обороны была позиция "Восточный вал" протянувшаяся по линии Путятино - Кулаковщина - Займище - Куртасы. Еще дальше на запад в это время велось строительство третьего пояса обороны "Восточная Пруссия".

Ответственным за строительство типовых позиций и боевых укреплений был, лишенный собственных войск, штаб 113 ДП. 
В первой декаде октября фронт обороны 337 дивизии постоянно тревожили советские части, проводившие разведку боем, особенно часто в районе Ленино и Ползухи. Поэтому система обороны непрестанно модифицировалась, чтобы лучше приспособить ее к обороне и скрыть обнаруженные в ходе атак противника огневые средства. Дивизия держала линию обороны вдоль реки Мерея, постоянно растягивая ее в северном направлении, занимая оборонительные позиции соседней 25 панцергренадерской дивизии. Еще в ночь с 9 на 10 октября I батальон 313 полка принял участок фронта I батальона 119 полка. Происходило это за счет тыловых подразделений, что привело к ситуации, когда на переднем крае обороны, протяженностью 10,5 километров, дивизия вытянулась в одну линию и была лишена резервов. Все батальоны находились на переднем крае. Из батальонов в резерв выделили небольшие подразделения, равные одному-двум взводам. И только II батальон 313 полка и III батальон 688 полка смогли выделить в резерв значительные силы. 
В каждом батальоне были созданы штурмовые взводы, а в полках штурмовые роты (взвод полковых саперов и взвод конной разведки). В дивизионный резерв в этой ситуации был определен 337 саперный батальон и велосипедный эскадрон из 337 быстрого батальона. Дополнительно командир дивизии приказал, чтобы каждый из 4 дивизионов 337 артполка выделил в тревожную группу 1 офицера, 3 унтер-офицеров и 30 солдат, вооруженных, помимо винтовок и пистолетов, двумя пулеметами и 4 автоматами. Насчитывающая около 130 солдат тревожная рота была сформирована 11 октября. На отрезке обороны дивизии, в районе Родякув, расположен также резерв 4 Армии в составе двухбатальонного 278 гренадерского полка (командир полковник Шульц, адъютант капитан Гирзипен) из 95 ДП. Это были довольно слабые подразделения и имели в составе боевых подразделений: II батальон - 239 солдат, III батальон - 295 солдат. И возле цифры 295 немецкий штабной офицер поставил вопросительный знак. На правом фланге дивизии, линию обороны, длиной почти четыре километра, держал 688 гренадерский полк. Батальоны располагались следующим образом:

- на двухкилометровом отрезке от оврага, в одном километре к югу от Ленино, до дороги Ленино - Тригубово занимал позиции I батальон, который имел в боевых подразделениях 297 солдат, 39 из которых были в резерве, 3 тяжелых и 22 легких пулемета, 10 тяжелых и пять легких минометов, дополнительно батальон был усилен взводом из 14 противотанковой роты (по одному орудию кал. 37, 45, 50 и 75 мм.), взводом из 13 роты пехотных орудий ( 2 легких пехотных орудия кал. 75 мм.)

- на высоте 215,5 от дороги Ленино - Тригубово до оврага, 500 метров на север от высоты держал оборону III батальон. В батальоне было 316 солдат в боевых подразделениях, из которых 211 зинимали первую и вторую линию окопов, а 105 оставалось в резерве. 
Учитывая величину обороняемой территории и 1300 метровую протяженность фронта, все гренадерские роты находились на передовой. В батальоне имелись 5 тяжелых и 21 легкий пулеметы, 6 тяжелых и 6 легких минометов. Первая линия окопов была связано со второй линией окопов связной траншеей. Эта связная траншея, пролегающая к югу от высоты 215,5 являлась в тоже время огневой позицией, вдоль которой были размещены часть огневых средств 12 роты поддержки. В районе этих же позиций были размещены тяжелые пулеметы и минометы, а также 2 противотанковые пушки кал. 50 мм. из 14 роты (100 метров к северу от дороги Ленино - Тригубово), плюс несколько блиндажей. На второй линии окопов, расположенной на западном склоне высоты, находились пулеметы и минометы, а также 2 легкие пехотные орудия из 13 роты. Вторая линия окопов была соединена связной траншеей с командным пунктом батальона в деревне Тригубово. Поблизости в блиндажах, а также в приготовленных к обороне строениях, размещался резерв батальона в количестве 105 солдат (два гренадерских взвода и штурмовой взвод).

- от оврага, 500 метров на сервер от высоты 215,5, к балке с ручьем, 200 метров на юг от деревни Ползухи занимал оборону II батальон. Линия обороны батальона насчитывала около 800 метров. Все солдаты из боевых подразделений батальона (344 человека) находились на передовой и занимали две линии окопов. У батальона не было резервов. На оборонительной позиции батальона было размещено 2 тяжелых и 28 легких пулеметов, 8 тяжелых и один легкий миномет. Через линию обороны II батальона проходил глубокий, длинный овраг, выполняющий функцию запирающей позиции, вдоль которой расположена часть огневых средств 8 роты поддержки, в том числе пулеметы, минометы и несколько блиндажей. На южном склоне этого оврага занял позиции взвод из 337 дивизионной противотанковой роты (два противотанковых орудия кал. 45 и 47 мм.). Вторая линия окопов проходит на расстоянии 400 - 600 метров от первой. Скорее всего ее постройка не была закончена в полном объеме. Несмотря на это там были размещены пулеметы и минометы, а также взвод из 13 роты пехотных орудий (2 Небельверфера кал. 100 мм.). Еще на 700 метров дальше, возле дороги на Ползухи находилось командование батальона. 

Кроме этого, командир 688 полка имел в своем распоряжении штурмовую роту оберлейтенанта Михаэля Ренна (около 80 солдат) и двумя тревожными взводами из артиллеристов 13 роты (21 солдат) и 14 роты (26 солдат). На левом фланге дивизии, вместе с подчиненными ей подразделениями, почти 6,5 километровый участок обороны занимал 313 гренадерский полк. Расположение и вооружение батальонов:

- от балки с ручьем 200 метров к югу от Ползух, до района в 500 метрах к северу от деревни, участок фронта длиной почти 700 метров оборонял 261 гренадерский батальон. Батальон насчитывал 476 солдат в боевых порядках. Однако, из этой цифры надо вычесть около 130 солдат из 13 и 14 рот. Следовательно в боевых порядках батальона было около 350 гренадеров, из которых 51 выделены в резерв, 8 тяжелых и 32 легких пулемета, 6 тяжелых и 2 легких миномета, 2 легких пехотных орудия кал. 75 мм. (13 рота из 261 батальона), а также взвод из 14 роты 313 полка (по одному противотанковому орудию кал. 45, 50 и 75 мм.) На отрезке батальонной обороны, вторая линия окопов проходила через западную часть деревни Ползухи. Около 250 метров на запад от деревни находилось командование батальона.

- высоту 217,6 по фронту шириной около 1300 метров держал 337 батальон автоматчиков. Батальон имел 291 солдата в боевых порядках. Все его солдаты находились в первой и второй линии окопов, так как батальон не имел резервов. Вся высота была хорошо укреплена оборонительными сооружениями. Обороняющихся гренадеров поддерживали 4 тяжелых и 28 легких пулеметов, 4 тяжелых и 4 легких миномета, дополнительно батальон был усилен 14 противотанковой ротой 261 батальона (4 противотанковые орудия кал. 75 мм.)
- фронт длиной до километра на восток от Сукино занимал II батальон. Батальон имел в боевых порядках 291 солдата, из которых 133 было в резерве ( 6 рота и по одному взводу из 5 и 7 роты), 6 тяжелых и 21 легких пулемета, 4 тяжелых и 3 легких миномета, два противотанковых орудия (кал. 45 и 75 мм.) из 14 роты 313 полка, 5 Небельверферов из 13 роты 313 полка. 

- на длинном выступе, почти в полтора километра на восток и северо-восток от Азарова были позиции III батальона. Из 320 солдат в боевых порядках, 285 находились в первой и второй линии окопов, а 35 было в резерве. Огневую мощь составляли 10 тяжелых и 26 легких пулеметов, 6 тяжелых минометов, 3 противотанковые орудия кал 45 мм. и 2 противотанковых орудия кал. 75 мм. из 337 дивизионной противотанковой роты.
- на заключительном, северном рубеже обороны дивизии, на двухкилометровом отрезке по обеим сторонам местечка Козлы оборонялся I батальон. Батальон имел в своем боевом составе 333 солдата, из которых 57 было в резерве, 6 тяжелых и 28 легких пулеметов, 4 тяжелых и 4 легких миномета и два противотанковых орудия кал 75 мм. из 337 дивизионной противотанковой роты.

В распоряжении командира 313 полка в Займищах находилась штурмовая рота лейтенанта Макса Гейдриха (около 80 солдат).
10 октября в 19.00 под Ползухами на немецкую сторону перебежал дезертир из 161 полка 95 дивизии 21 армии. Он показал, что его дивизия меняется подразделениями 53 армии (правильно - 33 армии), которые уже утром следующего дня должны перейти в наступление. В журнале боевых действий 337 ДП от 10 октября 1943 года записано: "В обозначенных точках прорыва предполагается наступление противника днем 11 октября 1943 года. „Casar" (словесное обозначение повышенной боевой готовности - прим. автора) с 4.00 до времени, установленного на усмотрение командиров полков. 
В ночь с 10 на 11 октября, по всему отрезку занимаемому 337 дивизией советские войска вели беспокоящий огонь, производимый при помощи тяжелого вооружения, под прикрытием которого начали возведение переправ через Мерею. Работы эти были выявлены немецкими дозорами и уничтожены огнем артиллерии. Около 4.00 в районе на восток от Ползух атаковала немецкая разведывательная группа и выбила из окопов занимавший там позиции советский взвод. Вскоре советские подразделения также приступили к ведению разведки. Около 4.15 под Азаровым была обстреляна разведывательная группа в составе 15 человек. Другая группа в составе 40 человек была отбита под Козлами, а около 9.00 том же самом районе еще одна группа из 10 человек отступила после обстрела. С самых ранних часов нарастал обстрел советской артиллерией большого калибра, а также "катюшами". Солдаты с вынесенных позиций доложили, что поступает подкрепление в советские окопы, главным образом на отрезке Ленино - Моисеево - Сысоево. В это время немецкая артиллерия и батареи тяжелых Небельверферов, обстреливали, как это отражено в донесении, успешно, районы концентрации в Моисееве, на востоке и севере от Ленино. В донесении указано также, что уничтожено много противотанковых орудий и минометов, а также располагавшаяся к востоку от Сысоева артиллерийская батарея. Советская разведка боем началась в 12.15. По обеим сторонам Ленино ударили два пехотных батальона. Также на восток от Сукино ударил отряд насчитывающий до 100 человек. Эти атаки были отбиты огнем артиллерии и тяжелого оружия пехоты. Вскорости после этого, немецкие наблюдатели обнаружили, а артиллерия уничтожила, концентрации советских подразделений численностью до батальона пехоты в оврагах на восток от Ленино и на юго-запад от Моисеево. После полудня, под огнем тяжелого вооружения и снайперов, советским подразделениям удалось с плацдарма, расположенного к востоку от Сукино пробиться к окопам 337 батальона автоматчиков. Однако в скорости они были уничтожены огнем артиллерии и Небельверферов. На этом советские разведывательные мероприятия не были закончены. Около 20.30 была отбита атака в районе на восток от Азарова и в том же самом районе в 23.10 еще одна атака силами до взвода.
Весь день происходил нарастающий обстрел советской артиллерией, прежде всего отрезка первой линии окопов III батальона 688 полка. В это время на место дислокации командования батальона в Тригубово прибыл командующий корпусом генерал Мартинек. Командующий осмотрел переднюю линию окопов и ознакомился с рельефом местности. Констатировал, что обстрел советской артиллерии является признаком скорого наступления. Также, особо сильный обстрел перед полуднем советская артиллерия вела по отрезку высота 217,6 - Сукино, а с 14.00 до 14.30 по самой деревне Тригубово. В течении дня немцы насчитали на своих позициях около 5000 разрывов снарядов. Замечена была также концентрация больших сил пехоты и танков под Моисеево и передислокация танков Т-34 дорогой с востока в направлении на Старину. В это же время соседняя 25 дивизия передала информацию о концентрации танков, в том числе КВ, на стыке с 337 дивизией.

Дивизия докладывала, что в этот день, к северо-западу от Ленино на отрезке I и III батальона 688 полка до немецкой линии обороны добрались трое поляков, дезертиров из 2 роты 1 пехотного полка 1 польской ДП им. Тадеуша Костюшко. Дезертиры описали историю формирования польской дивизии, дорогу на фронт, а также вооружение и организационную структуру. Немецкий офицер разведки записал: "Возможно, плохие настроения в дивизии. Большинство солдат готово дезертировать." Дивизия также докладывала, что под Козлами в 17.00 вынесенные посты боевого охранения взяли трех военнопленных из 226 полка 63 дивизии (21 армия), а в 22.00 еще одного дезертира из 161 полка 95 дивизии.
Потери дивизии за этот день были невелики и составили 15 убитых и 35 раненых. Дивизия докладывала, что 313 полк уничтожил 50 русских, захватив 1 легкий пулемет, 4 автомата и одну винтовку.
В течении дня командующий дивизией инспектировал 688 гренадерский полк и III дивизион 337 артполка. Непосредственно после этого были отданы распоряжения, особенно в части касаемо ожидаемого 12 октября удара советских танков. Он приказал подтянуть штурмовые орудия поближе к позициям III батальона 688 полка и 337 батальона автоматчиков.

Битва. День первый.

Ночь на участке дивизии прошла достаточно спокойно. До 4.15 на немецкую сторону перебежало еще пять дезертиров из польского 1 пех. полка. Около 4.00 начался массированный артобстрел, длившийся более получаса. В 4.40 атаке подвергся весь участок обороны дивизии. Советская пехота ударила по обоим сторонам Ленино, на северо-восток от Ползух, на восток от Азарова и на восток от Козлы. По оценкам немецкого командования по каждому из пяти направлений наступало от роты до батальона пехоты. Только к северу от Ленино произошел небольшой, открытый прорыв обороны. На узком отрезке польский 1 батальон 1 пех. полка, силами до роты ворвался в первую линию окопов III батальона 688 полка. Командир немецкого батальона, капитан Франц фон Штембах, вместе с резервными взводами предпринял лихую фланговую атаку и к 5.15 полностью отбил окопы. При этом немцы взяли в плен 74 - 80 польских солдат ( в их числе командира 3 роты поручика Адольфа Высоцкого). Военнопленные были немедленно отправлены в Тригубово, где находился штаб капитана фон Штембаха. Остатки польского батальона, будучи не в состоянии отойти под шквальным огнем, окопались на подступах к немецким позициям. Все остальные атаки были отбиты. Атакующие советские войска понесли тяжелые потери.
В 7.20 началась очередная, на этот раз двухчасовая артподготовка. Согласно донесению штаба 337 артполка, она закончилась только в 9.30. Ураганный огонь артиллерии, в том числе и "катюш" обрушился прежде всего на первую линию окопов. Через 15 минут огненный вал начал передвигаться вглубь немецкой обороны и дошел до расположения командования немецких гренадерских полков, 313 в Займище и 688 в Шевлачевке. Уже в 7.35 началась атака пехоты. Это залегший в 150 метрах от немецкого переднего края 1 батальон 1 пех. полка пошел на штурм, но сразу успеха не достиг. Вскоре, польские части, до двух полков пехоты, по немецким оценкам, нанесли удар к северу от Ленино. Эта атака, с центром под Ленино, к 9.00 растянулась на весь оборонительный фронт 337 дивизии. Атаку вели части переднего края 33 и 21 армий. В журнале боевых действий 337 ДП отмечено: "атакующие шли волна за волной, с мощной поддержкой более 100 танков и более 100 самолетов". К северу от Ленино, на позициях III батальона 688 полка, произошел еще один прорыв обороны. Перед полуднем польский 1 полк пехоты, круша позиции батальона капитана фон Штембаха, через высоту 215,5 расширил прорыв, овладел второй линией окопов и приблизился к Тригубово, где был остановлен контратакой немецких резервов. Вскоре польские батальоны продолжили наступление. Несмотря на тяжелые потери, около 10.30 они овладели Тригубово.

Располагавшийся в деревне штаб II дивизиона майора Шуберта из 337 артполка едва успел отступить. Польские пехотинцы дошли до подступов к огневым позициям 5 и 6 артбатарей, о чем немедленно доложили из 337 артполка. Находящаяся Юго-западнее Тригубово 8 батарея открыла тогда огонь прямой наводкой с дистанции несколько сотен метров. Остатки немецких подразделений выбрались на вторую линию обороны, так называемую "линию артиллерийского заслона". Юго-западнее Тригубово, капитан фон Штенбах собрал уцелевших из первой и второй линии окопов, построил их и с резервными взводами, поддерживаемыми тремя штурмовыми орудиями, немедленно ринулся в контратаку, чтобы вернуть себе утраченные позиции. Особенно тяжелые, идущие с переменным успехом, бои разыгрались за этот участок местности.
Уже в 11.45 Тригубово снова было в руках у немцев. Батальон фон Штембаха взял еще 150 польских военнопленных (в том числе и командира 6 роты капитана Яна Завадского). Потом деревня еще несколько раз частично или полностью переходила из рук в руки. В этих боях, постоянно контратакующий III батальон 688 полка полностью обескровил. Несмотря на поддержку в виде велосипедного эскадрона, он не смог отбить потерянные позиции и полностью занять Тригубово, хотя и задержал дальнейшее наступление польских подразделений. С обеих сторон потери были очень большими. За этот бой, а также за утреннюю контратаку, 12 ноября 1943 года капитан фон Штембах получил Рыцарский Крест Железного Креста и повышение в звании до майора.
Еще один прорыв возник к югу от деревни Ползухи. Польский 2 пех. полк, в овраге, в 600 метрах к огу от деревни Ползухи, проломил оборону 7 роты капитана Мумхофера из II батальона 688 полка. Главные силы батальона капитана Лиммера отошли вглубь по оврагу, где имелась запасная позиция. 
Польские подразделения, остановленные спереди, сменили направление на Ползухи, тем самым вышли на фланг 261 батальона, непрерывно оборонявшегося на своих позициях к востоку от Ползух и невзирая на это подошли на расстояние 150 метров до окопов противника. Обойденный с фланга 261 батальон выставил заслон на южном направлении из части сил 5 роты лейтенанта Виднера. Около 10.30 поляки стали наступать в направлении деревни Ползухи и в это же время заняли вторую линию окопов и перекресток дорог на западе местности, тем самым выйдя на расстояние до 1 километра от линии артиллерийского заслона. Батальон капитана Кундигера, который не смог удержать второй линии окопов, после переформирования, пошел в контратаку, с целью возвращения себе утраченных деревенских домов и позиций на переднем крае. Ему удалось кратковременно задержать наступление поляков. В это время начала прибывать резервная штурмовая рота лейтенанта Макса Гейдриха из 313 полка. Неожиданно, около 12.00 Ползухи оказались в руках поляков. Немцы незамедлительно ответили контратакой и в 12.30 штурмовая рота 313 полка бесповоротно отбила деревню обратно. Рота взяла пленных из 2 польского пех. полка. За этот бой оберлейтенант Макс Гейдрих получил Немецкий Крест в Золоте.

Однако, польские подразделения закрепились на восточной окраине Ползух. В это же время, остатки батальона капитана Лиммера с юга, безуспешно ударили в направлении на Ползухи. Батальон поддержала штурмовая рота лейтенанта Михаэля Ренна из 688 полка, наступавшая в направлении деревни с юго-запада. В ходе тяжелого боя, взяв много военнопленных, рота отбросила польские подразделения на запад и отбила вторую линию окопов. Однако потеряла ее опять в ходе следующего наступления поляков. Между правым флангом 261 батальона и остатками II батальона 688 полка появился 500 метровый проход, который не контролировался ни одним немецким подразделением.
На передовой I батальона 688 полка, в районе на запад от Ленино, в 8.20 ударили части, выделенные из 882 и 885 полка 290 дивизии, усиленные танками из 233 панцербригады (5 мехкорпус). Началось яростное сражение за первую линию окопов. Была атакована 2 рота лейтенанта Штадельвейха. Она занимала оборону на левом фланге батальона, между щоссе с Ленино на Горки и дорогой с Ленино на Тригубово. После того как польские подразделения выбили силы соседнего III батальона, весь левый фланг роты остался открытым. Несмотря на такое тяжелое положение, рота сумела удержать свои позиции. Небольшие советские подразделения предприняли также атаки к югу от Ленино на 1 и 3 роты гренадеров. В 11.00 артиллерийские наблюдатели доложили, что в районе Ленино сосредоточено до 90 советских танков. Тяжелые бои на этом отрезке продолжались весь день. Уже ночью 2 рота, понеся относительно небольшие потери, взяла обратно безымянную высоту на запад от Ленино и вошла в соприкосновение со II батальоном 278 полка. Остальные роты (1 и 3) удержали занимаемые ранее позиции. 
В связи с прорывом обеих линий окопов главной линии обороны, штаб XXXIX танкового корпуса получил от штаба 4 армии согласие на использование армейских резервов. Дивизии был подчинен резервный 278 полк гренадеров. Штаб 337 дивизии издал относительно него боевой приказ:

12.10.1943, 12.45.
Приказ по дивизии N 8а 
1. Противник прорвал нашу линию обороны между Ленино и Ползухами. 688 полк гренадеров производит контратаку с целью возвращения утраченных позиций. Тригубово должно быть снова в наших руках. Левый фланг I батальона 688 полка на старой линии обороны, возле ручья на запад от Ленино.
2. 278 полк гренадеров, подчиненный 337 ДП, с исходных позиций, к юго-востоку от Пунище - ударит через Тригубово на Романово (Ленино - прим. автора) и вернет старую линию обороны. Правый фланг по линии дороги Пунище - Тригубово, далее оврагом ручья Тригубово - Ленино. Дополнительный приказ еще поступит.
3. Все подразделения 688 полка гренадеров включаются в атаку 278 полка гренадеров.
4. Усиленный 337 артполк поддержит атаку II, III, IV дивизионом 337 полка и II дивизионом 64 полка. 278 полку выставить посты артиллерийских наблюдателей.
5. Переходят в подчинение 278 полка гренадеров:
a. 2 батарея 185 бригады штурмовых орудий
b. 4 рота 742 армейского противотанкового дивизиона
6. Командный пункт дивизии: Панково

Сразу после полудня прибыли первые роты приданного дивизии 278 полка гренадеров. Согласно приказу полк сосредоточился на второй линии обороны (линия заслона артиллерии) юго-западнее деревни Пунище. Штаб полка разместил командный пункт в лесу на запад от населенного пункта. В это время на командный пункт 688 полка в Шевлачевке приехал командующий XXXIX танкового корпуса генерал Мартинек. Подполковник Голдберг ознакомил генерала с текущей ситуацией. Потом генерал направился на передний край обороны в Тригубово, убедился, что западная часть деревни находится под контролем батальона капитана фон Штембаха, поляки занимают кладбище на восток от нее, а сама деревня является нейтральной зоной. Оттуда поехал в направлении Ползух, где капитан Ктиндигер, командир 261 батальона, доложил о течении боя за деревню. Следующей целью визита был командный пункт 278 полка подполковника Шульца. Генерал Мартинек приказал ему немедленно начать контрнаступление с целью возвращения себе старой линии обороны.

Уже в 14.00 278 полк усиленный штурмовыми орудиями 2 роты 185 штурмбригады начал атаку через Тригубово. Контратака поначалу медленно охватывала территорию, пока не будет взята, установленная командованием цель наступления - кладбище на восток от Тригубово. В целях координации контратак, III батальону капитана Людвига Хойера из 278 подчинили остатки II батальона 688 полка, а II батальону майора Вольфганга Зеглера из 278 пехотного полка остатки III батальона 688 полка. Энергичным ударом 5 роты 278 полка немцы захватили полностью деревню Тригубово. Вечером батальон капитана Хойера вклинился между польских позиций и около 20.00 выслал в штаб 337 дивизии донесение с информацией, что на отрезке, где отступили польские подразделения, остатки сил II и III батальонов 688 полка находятся непосредственно на старых позициях. Еще в 21.00 немецкие подразделения находились между польскими полками в пространстве между Тригубово, высотой 215,3 и Ползухами, а затем безопасно отступили. Основные силы батальона майора Зеглера (6, 7 и 8 роты) из 278 полка продолжали и ночью продвигаться в юго-восточном направлении, наступая на перекресток дорог к западу от спиртзавода Ленино. Там они были обстреляны танками, которые двигались в северном направлении на Ползухи. Прореху от 261 батальона наконец заткнула 10 рота лейтенанта Вогта из 278 полка. К 3.00 была выстроена линия обороны в районе на запад от Ленино - кладбище на восток от Тригубово - середина деревни Ползухи. Командир 688 полка докладывал:

В районе прорыва с наступлением сумерек неприятельские боевые действия ослабли.

Был атакован также северный фланг 337 дивизии. После сильной, многочасовой артиллерийской подготовки, в 9.30, в районе высоты 217,6 - Азарово ударила пехота, усиленная танками 2 гвардейского танкового корпуса. Советская 153 дивизия с единичными танками прорвала позиции III батальона 313 полка гренадеров на северо-востоке от Азарова, однако немецкая контратака полностью очистила район прорыва к 14.30. В 10.30 на северо-восток от высоты 217,6 был атакован отрезок обороны 337 батальона автоматчиков. Советская пехота не смогла добраться до немецких окопов, а пять танков застряли в Мерее. Подразделения 313 полка обнаружили большие силы пехоты и 20 танков, которые приготовились к наступлению на восток от высоты 217,6 (42 стрелк. дивизия усиленная 256 танковой бригадой). Еще 12 танков были замечены к востоку от Азарова. В 17.00 подразделения 313 полка доложили, что артиллерия вывела из строя два советских танка, один танк был уничтожен в рукопашной схватке, три подорвались на минах, а еще один сгорел при попытке его отбуксировать. Ситуация на всем фронте обороны полка все более накалялась с поводу того, что советские войска на многих участках подошли на расстояние 100- 150 метров до первой линии окопов. Наступление могло возобновиться в любой момент.

Так оно вскоре и случилось. Вечером 153 ст. дивизия с восемью танками в районе кладбища под Азаровым снова прорвалась через позиции батальона капитана Стоцкого. Для ликвидации прорыва, шириной 300 и глубиной 200 метров, была послана 6 рота гренадеров, штурмовая рота лейтенанта Гейдриха, а также 4 штурмовых орудия из 1 батареи 185 бригады. В это же время крепчал натиск советской 42 стр. дивизии на позиции 337 батальона автоматчиков на восток от высоты 217,8. Однако, советские полки не достигли немецких окопов. В предыдущих боях 313 полк потерял 50 убитыми и 150 ранеными (в том числе двух командиров рот в 337 батальоне автоматчиков). Немецкое командование в срочном порядке готовило оставшиеся резервы к бою. Дивизионный саперный батальон получил приказ занять новые позиции к 4.00 утра 13 октября: одна рота в Шевлачевке, одна рота в Пунище, еще одна в Демкино. В течении дня немецкая авиация атаковала скопления советской пехоты по обеим сторонам от Ленино, в оврагах под Моисеево, Сысоево, Соболево и Азарово. Советская авиация с 9.07 до 13.00 совершила 12 налетов, в которых принимали участие 101 самолет: Пе-2, 28 ЛаГГ-3 и 80 ИЛ-2, они атаковали с бреющего полета и бомбили немецкие оборонительные линии и тыловую территорию. В воздушных боях на отрезке 337 дивизии было сбито восемь советских самолетов, еще 5-6 самолетов были сбиты артиллерией ПВО (I дивизион 704 полка ПВО) 
337 дивизия 12 октября была атакована пятью советскими дивизиями из состава 21 и 33 армий. Дивизия докладывала, что противник понес очень высокие и кровопролитные потери в наступающих подразделениях. В течении дня были взяты в плен 441 военнопленный и дезертир с 1 и 2 полков 1 польской дивизии, а также из 882 и 885 полков 290 стр. дивизии, 1 пленный пилот из 49 истр. полка и 1 пилот из 321 штурм. полка. Дивизия уничтожила также 26 танков (16 Т-34, 4 КВ-1, 1 БТ-7 и 5 неустановленного типа), из которых 5 было уничтожено вручную подразделениями 313 полка.

Согласно советским донесениям от 11-12.10.1943 пехотная дивизия им. Тадеуша Костюшко потеряла 2009 солдат, 42 дивизия потеряла 379 солдат, а 290 дивизия потеряла 423 солдата. Потерь дивизий, входивших в состав 21 армии установить не удалось.
Потери 337 дивизии были значительными, особенно в трех батальонах, которые сражались с 1 польской дивизией: II и III батальонах 688 полка и 261 батальоне. В оценочных данных, дивизия докладывала, что потеряла свыше 400 солдат убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Цифра это должно быть слегка занижена, потому как только 313 полк докладывал, что потерял 50 убитыми 150 ранеными, то есть в сумме 200 человек (скорее всего большую часть этих потерь понес 261 батальон). Два батальона 688 полка были разбиты и потеряли по оценочным данным около 300 солдат. Следовательно, потери дивизии составили примерно 500 солдат. Согласно почти полной информации Volksbund Deutsche Kriegsgraberfiirsorge (Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями) 12 октября в полосе обороны 337 дивизии погибло 124 солдата. Из их числа 85 были убиты в районе Ленино - Тригубово - Ползухи - Пунище, 9 умерло от ран на главном санитарном пункте Юрково - Куртасы.

Командование XXXIX танкового корпуса предприняло очередные шаги, направленные на усиление 337 дивизии. Полковая группа 7 полка гренадеров (252 пех. дивизии) получила приказ, в ночь с 12 на 13 октября из района Зайцево передислоцироваться в район населенного пункта Займище. Дивизии была также подчинена 3 рота 741 армейского противотанкового дивизиона (4 Мардера).

Битва. День второй.

В полосе обороны 337 дивизии всю ночь ощущался неослабевающий натиск советских войск. И только на отрезке I батальона 688 полка ночь прошла спокойно. На позиции 261 батальона, в районе деревни Ползухи вышли 13 дезертиров из 2 польского пехотного полка. В рассветные часы, мероприятия, направленные на ликвидацию бреши в районе д. Ползухи и под Азаровым уже были в разгаре. На всем отрезке обороны 313 полка гренадеров советские войска находились на расстоянии 100 метров от первой линии окопов. Оставленная линия обороны между Ленино и Ползухами, несмотря на ввод в бой резервного 278 полка гренадеров и штурмовых орудий, не была отбита. Новая линия обороны пролегла к востоку от тригубовского кладбища на западную оконечность Ползух. На рассвете немецкие наблюдатели обнаружили концентрацию большой массы войск в виде пехоты с танками к юго-востоку от Ленино и к востоку от взгорья 217,8. С 4 утра в тех же районах, что и в прошедший день, начались новые атаки.
По позициям I батальона 688 полка, весь день велся сильный, тактический огонь пехоты и артиллерии. Советские исходные позиции, районы сосредоточения пехоты и танков в районе Ленино, были атакованы средствами артиллерии, Небельверферами и штурмовой авиацией. В 14.30 к югу от Ленино огнем артиллерии была рассеяна атака советского батальона из 290 дивизии.
В районе прорыва, где позиции держал 278 полк, с подчиненными остатками II и III батальона 688 полка и велосипедным эскадроном, в 6.45 начался артиллерийский обстрел, который служил артподготовкой перед наступлением польских подразделений. Вскоре гренадеры доложили о концентрации в овраге к востоку от Тригубово 35 танков и батальона пехоты.
В 7.15 началась атака. В то же время были атакованы II и III батальоны 278 полка. Гренадеры сдержали идущую на штурм польскую пехоту, но только не танки. Около 7.30 к юго-востоку от Тригубово трем танкам удалось проломить позиции остатков батальона капитана фон Штембаха. К северу от Тригубово польские танки тоже въехали на немецкие позиции. Гренадеры остановили танки ручными противотанковыми средствами. Во время этого боя особенно отметилась 14 бронебойная рота капитана Генриха Гейера из 688 полка, потерявшая последние противотанковые орудия. Капитан Гейер 3 ноября получил Немецкий Крест в Золоте. Наконец атаки были отбиты. В 11.00 к востоку от кладбища Тригубово огнем артиллерии было рассеяно еще одно крупное наступление, силами в 200-300 солдат. Подразделения 3 полького пехотного полка пытались отбить утраченную накануне д. Тригубово и выправить положение собственных подразделений. Около 15.00 польские силы, оцененные немцами в две роты, окопались к востоку от кладбища Тригубово. В общем, на протяжении дня, по донесениям немцев, в районе кладбищенского взгорья под Тригубово, было отбито 5 атак, частично поддержанных артиллерией и танками. Немцы удержали линию обороны. 278 полк докладывал об уничтожении 20 танков из которых два ручными средствами. В плен взято несколько солдат из 1 танкового полка и 3 пехотного полка. 
313 полк, вместе с подчиненными ему подразделениями, тоже оказался в огне яростных атак. В ранние часы, после сильной артподготовки, под Ползухами, Азаровым и Козлами начались много раз повторяемые атаки силами от роты до батальона. В 8.45 советская 153 дивизия ударила силами до батальона в стык I и III немецких батальонов. Под Азаровым русские, поддержанные танками, сумели прорвать оборону, которую вскоре, в результате контратаки восстановили. Из 4 прорвавшихся танков КВ-1 было уничтожено три. В 13.00 снова атаковали танки и отбили позиции перед немецкими окопами. Направленная накануне на этот отрезок 6 рота (из II батальона) понесла тяжелые потери. Но уже в 15.00 немцы перешли в контрнаступление, которое снова отбросило русских на исходные позиции.

Около полудня, немецкая артиллерия и Небельверферы уничтожили разведанное скопление танков: 23 к востоку от высоты 217,8, около 20 к востоку от Азарова, 7 к югу от Баева. После 15.00 2 польский пехотный полк, при поддержке 5 танков, начал ведение боевых действий в восточной части Ползух. Поздним вечером немцы доложили, что сожгли два танка, но потеряли восточную часть деревни. Около 20.00 советская 42 дивизия безуспешно атаковала 337 батальон автоматчиков. За сутки, проведенные в бою, 313 полк и подчиненные ему подразделения потеряли 20 солдат убитыми и 80 ранеными, 2 противотанковых орудия кал. 75 мм. из 14 роты 261 батальона, 1 легкое пехотное орудие. Уничтожено за тот же период 13 танков из которых 8 подбито противотанковыми орудиями, два ручными средствами в бою и 3 подорвались на минах. 
В общем, на отрезке обороны 337 дивизии от тригубовского кладбища до Азарова, 13 октября немцы отбили 12 атак проведенных силами до батальона при поддержке танков, штурмовой авиации и артиллерийского огня. Неоднократно советские и польские танки, прорывавшие немецкую линию обороны уничтожались ручными средствами. Два прорыва в районе кладбища под Азаровым были ликвидированы контратаками. Тяжелые оборонительные бои поддерживались, как и накануне, действиями Люфтваффе в районах концентрации советских и польских подразделений под Ленино, Моиссево, Сысоево, Соболево и на высоте 215,5. В сумме немецкая авиация выполнило 20 боевых вылетов. Подробное расписание деятельности Люфтваффе представлено на фотокопии оригинального документа из штаба XXXIX танкового корпуса. Советские войска понесли тяжелые потери. Был уничтожен 41 танк (26 Т-34, 5 КВ-1, 1 Т-70, 1 General Lee, 2 Т-60, 3 самоходки) из которых 8 танков были подбиты в ближнем бою солдатами пехоты. Дивизия рапортовала, что было взято 39 пленных из 566 стр. полка 153 дивизии (к северу от Азарова), 150 штрафной роты (к югу от Ползух), 1 польского танкового полка (под Тригубово), польского 2 и 3 пехотных полков (под Ползухами и Тригубово), советского 20 полка истребительной авиации. В добавок, в подразделения дивизии явились 13 дезертиров из 2 польского полка пехоты. Помимо этого, к юго-востоку от Ползух были найдены документы (две красноармейские книжки) погибших бойцов 42 дивизии.
Согласно почти полным данным Volksbund Deutsche Kriegsgraberfiirsorge 13 октября в полосе обороны 337 дивизии погибло 70 солдат. Из их числа 33 погибли в районе Ленино-Тригубово-Ползухи-Пунище, 14 умерло от ран на главном санитарном пункте Юрково-Куртасы. 
Советская авиация была не так активна как в в предыдущий день и 13 октября выполнило, согласно донесению 337 дивизии, 10 налетов в составе 36 самолетов Пе-2, 23 ЛаГГ-3 и 40 Ил-2. Об одном таком налете 337 полк артиллерии докладывал: "В 13.10 во время атаки д. Пунище самолетами Ил-2 с высоты 400 метров (легкие бомбы и кал. 20 мм. снаряды бортового оружия) артиллерийский полк потерял 5 коней убитыми, шесть солдат было легко ранено и сгорело 400 сухих пайков. Налет не ухудшил моральное состояние войск. Целью еще одного советского налета послужил штаб 313 полка в Займище. Около полудня, когда генерал Мартинек инспектировал штаб полка, начался налет. Расположенная на позициях возле деревни 1 батарея 704 полка ПВО отбила атаку и сбила два советских бомбардировщика. Всего в районе обороны 337 дивизии артиллерия ПВО сбила 4-5 самолетов (I дивизион 704 полка ПВО).

Баланс битвы.

В ночь с 13 на 14 октября 1 польская пехотная дивизия была сменена советской 164 дивизией. Однако это не привело к окончанию боев на участке 337 дивизии. 14-15 октября советская 21 армия, после введения в действие новых дивизий (62 и 157) предприняла неудачную попытку взлома немецкой обороны на отрезке высота 217,6 - Азарово. Также советская 33 армия похожие действия предприняла в районе Ленино - Ползухи 14-16 октября. При этом, надо отметить, что 14 октября в 16.00 немцы вернули себе восточную часть деревни Ползухи, утраченную ими входе последнего штурма 2 польского пехотного полка.
В двухдневных боях, согласно официальных данных, 1 польская пехотная дивизия понесла потери, составившие до 23,7% исходного состава, то есть всего 3054 человека:
- погибло и умерло от ран: 510, в том числе 51 офицер
- ранено: 1776, в том числе 100 офицеров, 
- пропало без вести: 652, в том числе 13 офицеров,
- попало в плен: 116
Из немецких донесений следует, что большая часть тех 652 пропавших без вести, оказалась в немецком плену. Уже после вывода польской дивизии с фронта, в плен попало несколько поляков, прятавшихся на территории, где раньше велись бои. В сумме, 337 дивизия докладывала, что с 12 до 16 октября взято 625 пленных (в большинстве поляков) и 27 дезертиров (18 поляков). К их числу надо прибавить и трех польских дезертиров от 11 октября. В сумме, во время битвы на немецкую сторону перешел 21 польский солдат. Даже 11 ноября, аж в 12 километрах к югу от Ленино находили костюшковцев. Немецкий офицер разведки записывал: "Под Квартянами 2 дезертира из 2 польского полка пехоты 1 польской дивизии. Около месяца тому разбиты под Ползухами. Год рождения 1908."
Немецкие потери были также высоки. Штаб 337 дивизии докладывал, что с 12 по 16 октября дивизия потеряла 1095 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Подробный список потерь 337 дивизии с 11 по 20 октября, представлен на фотокопии оригинального донесения дивизии.
Наибольшие потери понес 688 полк гренадеров. В его II батальоне осталось вечером 13 октября 90 солдат в боевых порядках из 346 до начала боев, в III батальоне осталось 50 из 316 солдат. Это дает только в этих двух батальонах около 500 погибших, раненных и пропавших солдат. I батальон 688 полка потерял около 20 солдат. 12 и 13 октября 313 полк потерял около 300 солдат. Можно, следовательно, допустить, что дивизия потеряла в течении двух дней 820 - 850 солдат, тем более, что дивизионное донесение говорит о потерях 1095 человек в период с 12 по 16 октября. Потерь 278 полка установить не удалось, скорее всего они составили несколько десятков солдат. 22 октября II батальон имел еще 207 солдат из 239 на 11 октября, а III батальон 178 из 295 солдат. Точных потерь в технике, которые понесла 337 дивизия установить не удалось. Известно на данное время, какие были потери противотанковых подразделений. В дни с 12 по 19 октября они потеряли:
- рота 313 полка не потеряла ни одного противотанкового орудия

- рота 688 полка потеряла все противотанковые орудия

- рота 261 батальона потеряла два тяжелых противотанковых орудия

- 337 дивизионная противотанковая рота потеряла одно тяжелое и три легких противотанковых орудия. 


Всего дивизия лишилась трех легких противотанковых орудий кал. 75 мм., четырех средних противотанковых орудий (три кал. 50 мм. и одно французское кал. 75 мм.), пять легких противотанковых орудий (кал. 37, 45 и 47 мм.)
Немецкое командование, оценивая действия 337 дивизии в обороне, 28 ноября 1943 года отметило генерал-лейтенанта Отто Шунеманна Дубовыми Листьями к Рыцарскому Кресту (339 награжденний). Капитан Франц фон Штембах 12 ноября 1943 года получил Рыцарский Крест Железного Креста и повышение в звании до майора (погиб 21.11.1943 года). Девять солдат и офицеров отмечены Немецким Крестом в Золоте (в том числе и капитан Людвиг Хойер из 278 полка).

Так выглядела Битва под Ленино в немецких донесениях. Всякий интересующийся темой, без труда заметит большое количество противоречий с польскими, а уж тем более с советскими отчетами. Даже при поверхностном взгляде на немецкие донесения, можно констатировать, что 1 польская пехотная дивизия была единственным подразделением 33 армии, которое смогла прорвать первую линию обороны линии "Пантера". Соседние советские дивизии не развили ее успех и не вошли в прорыв, чтобы расширить наступление, что является основополагающим военным принципом. Операция, целью которой был захват переправ через Днепр, закончилась полным поражением 21 и 33 советских армий и страшно обидной оценкой действий 1 польской дивизии. В отчете, составленном после битвы, командующий 33 армией ген. Гордов прибегнул к клевете и обвинению поляков в срыве всей операции. В срыве операции, в ходе которой другие дивизии советской 33 армии до конца дня 12 октября даже не дошли до немецких окопов!!! Это немного странно, что советская 290 дивизия (4489 солдат) не смогла пробить оборону 297 немцев перед своим фронтом, а тем более что 42 дивизия (5324 солдата) не смогла разнести 291 немецкого защитника высоты 217,8. Потери костюшковцев были огромны, но что бы было, если бы одинокая польская дивизия продвинулась бы дальше в глубину немецкой обороны? Какие бы тогда могли бы быть потери?

 

Источник: Журнал "Militaria XX wieku", 2010, № 6 (39): Bitwa pod Lenino w niemieckich meldunkach. Czesc 1. (скачать оригинал статьи)

 

 

FaLang translation system by Faboba