27 октября мы произвели ремонт разрушенного неизвестными лицами надгробия на могиле советской девушки - разведчицы. Могила находится на кладбище Советской Армии в Сандомеже. На плите имеется надпись, информирующая, что девушка была разведчицей, передавала информацию с территорий, захваченных немцами. Попав в окружение, она подорвала себя вместе с радиостанцией. Интересно, хватило бы смелости неизвестному преступнику, разбившему надгробие, на такой поступок. Первоначальная плита была установлена семьей погибшей в начале 80-х годов. В результате удара она треснула, фотография пропала. На следующей фотографии новая плита.  

Подорвалась с рацией, но не сдалась.

На треснутой плите с отвалившимся фото на советском воинском кладбище в городе Сандомир было написано: "Яшная Ольга Ивановна, 1921-1944. Фронтовая разведчица. Подорвалась с рацией, но не сдалась". Заключенная в трех строчках история, достойная книги или фильма. Но если бы неравнодушный человек Ержи Тус не обратил внимания на забытую могилу, мы бы ничего не узнали об этом. Тем более что даже через много лет после войны подруга Яшной Эмилия Марковская, вместе с ней окончившая разведшколу, не рассказала ее матери ни слова. Хотя хаты их родителей в родном Новомосковске стояли рядом.

Именной список состоящих в распоряжении разведотдела штаба 1-го Украинского фронта сообщает, что ефрейтор Ольга Ивановна Яшняя, уроженка с. Животиновка Днепропетровской области, призвана Новомосковским РВК 20.10.1943 г. Погибла 30.10.1944 г. и похоронена в д. Мироцин, Пшевурский район Польши. Скупая на эмоции военная статистика. Которая, впрочем, никогда не отличалась точностью.
Поэтому согласно послевоенному донесению она погибла 31.10.1944 г. в районе г. Ченстохов. А как показали данные, собранные в ходе поиска информации о судьбе девушки, в списках воинов, захороненных на территории Польши, Ольга Ивановна числится именно в Сандомире Тарнобжегского воеводства. В один день с ней погиб и старший сержант Дмитрий Ярославцев, но где он лежит – и вовсе доподлинно неизвестно.
Дорога к этой финальной точке началась так же, как и у тысяч других молодых людей, многим из которых повезло стать нашими дедушками и бабушками. 
"...Новомосковск освободили утром 22 сентября 1943 года. На второй день после освобождения города Эмилия с подругой Олей Яшной пришли в горком комсомола, только открывшийся. Зашли к секретарю и в категорической форме потребовали записать их добровольцами на фронт. Было девушкам по 19 лет. Худющие, плохо одетые, но с горящими глазами - очень хотелось отомстить фашистам за все страдания и унижения. Наверное, такая активность и настойчивость и сыграли решающую роль в их дальнейшей судьбе. Секретарь ненадолго вышел из кабинета и, вернувшись, направил девушек в другой кабинет, сказав, что там с ними побеседуют. В кабинете за столом сидел офицер в капитанской форме, внимательный, с пронзительно-оценивающим взглядом. Капитан оказался офицером разведывательного отдела штаба фронта. Выслушав каждую девушку, задал интересующие вопросы, и предложил им служить в разведке. Девушки согласись сразу, не раздумывая. Но офицер сказал, что сначала необходимо пойти учиться на курсы радистов..."
Через несколько дней обоих вызвали в военкомат и вручили повестки. Полугодовая учеба началась тут же, на окраине Днепропетровска. Полгода отводилось чтобы освоить радиодело и научиться не только передавать и принимать информацию, но и чинить радиостанцию "Север". Передатчик в два кило, еще столько же запасных частей и шесть килограммов батарей питания.  Плюс топография, ориентирование на местности, агентурная подготовка, немецкий язык и оружие. Шифровальное дело, огневая и физическая подготовка.
Дальнейшие пути подруг разошлись, хотя и недалеко. Эмилию направили в разведотдел 3-го Украинского фронта, и уже вскоре она совершила первый боевой прыжок на юге Украины. Ольга воевала на 1-м Украинском. Но обо всем ее боевом пути ничего не известно. Есть только крохотный эпизод, поданный тем же канцелярским штабным языком. В наградном листе, хранящемся в ЦАМО, указано, что "радистка Яшная О.И. 18.08.1944 г. авиадесантом направлена в тыл противника. За этот период в исключительно тяжелых условиях фашистского режима, ежеминутно подвергаясь опасности, держит бесперебойную радиосвязь и своевременно передает ценные разведданные о перевозках противника, гарнизонах и характере оборонительных рубежей на важном оперативном направлении". За свои действия Ольга Ивановна была представлена к ордену "Отечественная война II степени".

Значение "бесперебойной радиосвязи" помогает понять наградной лист на старшего сержанта, москвича Ярославцева: "В период с 18.08.1944 г. по настоящее время в условиях жесткого режима, систематически подвергаясь опасности, добыл ряд ценных разведданных о танковых и механизированных войсках противника. Установил дислокацию и номера 2-х полков, одной дивизии, расположение двух аэродромов. Добыл и доставил командованию ценные документы. Вскрыл характер оборонительных работ на важном рубеже".
Помогает понять потому, что, скорее всего Дмитрий и Ольга работали в одной связке. По крайней мере, на свою последнюю операцию они были заброшены вместе. Про обстоятельства их гибели через много лет стало известно от еще одной разведчицы, "Груши", входившей в группу "майора Вихрь" - недавно ушедшего от нас Евгения Степановича Березняка. Ася Жукова-Церетели рассказала, что в Польшу их забрасывали одним самолетом. Группа Ярославцева прыгнула с борта первой, а группа "Голос" десантировалась немного позже. 
Разведчикам Вихря судьба определила стать легендой. Главная заслуга группы Березняка - спасенный от уничтожения Краков. А их коллег немцы сумели засечь при очередной передаче разведданных в районе Ченстохова и окружить амбар, в котором находились двое сержантов и Ольга. Тогда-то они и подорвали себя вместе с рацией… Их молодые жизни прервались ослепительной вспышкой. И остался на всем свете от 23-летней девчонки столбик с номером 226 на могиле. И еще орден, в 1988 году, наконец врученный семье военкоматом. Примерно в то же время племянник Ольги Ивановны, Сергей Николаевич Яшный, после долгих поисков разыскал место захоронения, установив ту самую плиту, с которой началась эта история.  
Ержи Тус дал ей новый толчок. Задался человек мыслью восстановить могилку, вернуть на место фотографию девушки-героя. А его коллеги из Украины, Виктория Нестратенко и Ольга Малкина быстро нашли в Новомосковске внучатую племянницу радистки, разузнали подробности. И теперь на нас с увеличенного и не очень уж здорово отретушированного фото выпускного вечера 1941 года смотрит Оля. Будущая радистка, которой судьбой было уготовлено пережить оккупацию, пойти добровольно на фронт и погибнуть, чтобы жили мы, кого она никогда не видела. Но верила, что за нас стоит положить свою жизнь.

Примечание: Эмилия Марковская прошла все испытания и сумела выжить после операции в немецком тылу. Через 55-дней после прыжка в австрийских Альпах, 8 мая 1945 года истощенные разведчики вышли к передовым частями Красной Армии. За успешное выполнение боевого задания командир группы старший лейтенант Николай Курузов был награжден орденом Богдана Хмельницкого, радистка Эмилия Марковская – орденом Отечественной войны II степени. После войны они поженились. Ася Федоровна Жукова стала кавалером орденов Отечественной войны I и II степени, ордена Красной Звезды, Золотого Креста польского за свободу и независимость Польши, ордена Воинской доблести «Virtuti Militari», золотого знака города Кракова и медалей. Всю жизнь проработала врачом.

Оригинал статьи: http://www.memory-book.com.ua/stories/47

FaLang translation system by Faboba