Обложка1 Пехотная Дивизия им. Тадеуша Костюшко создана весной 1943 года как первая единица WP, предназначенная не только для борьбы с Германией вместе с Красной Армией, но также для облегчения реализации советских политических планов в будущем. В ее рядах довелось сражаться многим полякам, как правило не из-за идеологических убеждений, а чаще из патриотических чувств, которые поддерживать должна была общая цель, польское командование и мундир польского кроя.

Войско Польское в СССР
                                                                                                                                                                                              
Уход с территории СССР в ноябре 1942 года последних подразделений Польской Армии, подчиненной правительству в эмиграции, создало идеальные предпосылки для разочарованного настроения в среде остальных поляков, а также полного принятия через агитацию советских граждан негативной оценки этого события. На этой почве немедленно оживилась деятельность польских левых сил в Советском Союзе, выразившаяся в создании в январе 1943 года Союза Польских Патриотов (СПП).
Деятельность польских коммунистов была важной для советских властей, так как ими провозглашались лозунги пропагандирующие не только дружбу по отношению к СССР, но и полного союза, а также братства по оружию с Советской Армией. Однако формирование воинских подразделений не могло начаться, пока польское правительство в Лондоне признавалось СССР официальными международными соглашениями. Хорошо известно, что эвакуация армии генерала Андерса не исчерпала польских людских резервов, разбросанных по огромной территории Советского Союза. Соответствующая система контроля ввела бы в строй нужные резервы, а экономический аспект вопроса Сталин мог трактовать как неплохие инвестиции. Ситуация складывалась очень быстро и трудно сегодня поверить, что это было спонтанное стечение обстоятельств. Весной 1943 года багаж спорных вопросов, которые советское руководство должно было согласовать с польским правительством, начал Сталина жестко напрягать. Его несокрушимая вера, что фронт выдержит натиск немецких дивизий и вскоре обескровит противника, позволяла ему допускать, что вход части Европы в советскую зону влияния - является только вопросом времени. Однако, чтобы блюдо было съедобным, его нужно было соответственно приготовить. Оскорбленный имеет право выбора способа удовлетворения, а таким чувствовал себя СССР после высказывания подозрений об авторстве катынских преступлений, следовательно 25.04.43 разорваны дипломатические отношения с Польшей. Через три дня глава СПП - Ванда Василевска, произнесла выступление по радио, осуждающее польское правительство в Лондоне и призывающее к труду в интересах победы СССР. 08.05.43 Совет Народных Комиссаров выразил согласие на формирование польской дивизии, проект создания которой вынес СПП две недели раньше на суд Сталина. 9 мая советская пропаганда начала распространять официальное коммюнике, информирующее о создании нового польского военного формирования.

Организация дивизии

Темпы организации дивизии могли бы служить примером для более поздних формирований ПНР. Около 10.05.43 Управление Кадров Народного Комиссариата Обороны начало поиски офицеров польского происхождения, а также разослало в райвоенкоматы инструкции по вопросу облегчения прибытия добровольцев к месту формирования дивизии, в качестве которого был определен один из летних лагерей Московского Военного Округа в районе села Сельце на реке Ока (около 220 км. на Ю-В от Москвы). 18.05.43 Штаб дивизии с частью офицерских кадров, а также устроители лагеря, ожидали первых добровольцев, которые с 20.05 начали прибывать по дороге, которая вела от ближайшей железнодорожной станции.
Дивизия организовывалась согласно советскому штатному расписанию и по схемам утвержденным для гвардейских частей. Приказ об организации службы был отдан 14.05.1943 года и оговаривал мелкие особенности по сравнению с образцом (советской дивизией), увеличенный штат политико-воспитательных офицерского и унтер офицерского составов. 

Советское обмундирование

Операция по подготовке свыше 20 тысяч комплектов другого типа обмундирования, должна была занять в условиях советской промышленности значительно больше времени, чем собственно организационные вопросы, связанные с комплектованием польской дивизии.
Штатский становится солдатом, когда по меньшей мере получит мундир и было принято решение временно переодевать новобранцев в форму советского образца, которой имелся специально подготовленный запас. Выдавались гимнастерки обр. 43., пилотки обр.35, а также брюки, обмотки и ботинки. Часть солдат, которые не устраивало отсутствие польских атрибутов на форме размещала на пилотках орлов вырезанных из жести. В случае с рядовыми это не имело особого значения, но подофицеров, которые носили эту форму, не устраивало отсутствие погон для размещения знаков различия. Гимнастерки обр.43 имели пристегивающиеся погоны, но их не завозили в Сельцы. Что-то от испорченных гимнастерок, остатки при укорачивании собственной формы, из всего этого шились погоны, а иногда дополнительно нашивались воротники. 
Если кому-то не нравились пуговицы с пятиконечной звездой, заменяли их на гражданские, либо военные пластиковые или металлические, такие, которые размещают чаще всего на предметах экипировки или на специальном обмундировании.
В июне и июле большинство советского обмундирования было обменено на польские по крою мундиры и продолжало использоваться как учебная форма. 

ШЛЕМ стальной, советский, обр. 1939 с брезентовым подшлемником и холщовым ремешком, обычно такую называют "трехклепка" Окрашена зеленым лаком, спереди нанесено масляной краской по шаблону изображение орла. 
ШИНЕЛЬ суконная, является наследницей польской шинели обр. 1936 года для кавалерии. Т.е., однобортная, застегивающаяся на шесть пуговиц, задняя складка застегивается на три маленьких пуговицы. Подкладка и карманы из грубого тика. Нижняя кромка не обработанная. Экземпляр на фото выполнен из советского шинельного сукна в цвете кофе с молоком. 
РЕМЕНЬ советский, принадлежность полевой экипировки, военного, в условиях жесткой экономии, выпуска. Холщовый, укрепленный кожей, где располагаются отверстия. Пряжка с зубом, стальная, омедненная. 
ПОДСУМОК кожаный, имеет два отделения, британского выпуска, вероятно остаток от поставок для армии ген. Андерса. В экземплярах, которые использовались в 1 ПД обрезали длинный шнурок с зацепом для подтяжек, так как их до комплекта не выдавали. 
СУМКА ДЛЯ ГРАНАТ советского вида, изготовлена из брезента, подвес из холщовых ремешков. Клапан застегивается на кожаный ремешок и железную пряжку. Умещаются две гранаты РГД-33, либо меньшего размера. 
ШТЫК ножевого типа к СВТ-40, в наиболее употребимом, коротком варианте. Кожаный подвес, стальные ножны.
РОГАТЫВКА (КОНФЕДЕРАТКА), советского выпуска, наследница польской обр.1937. Сукно зеленого цвета, используемое при пошиве советской униформы. Металлические части покрыты лаком. Орел, в просторечии имевший название "курица" из стальной жести, омедненный. 
РАНЕЦ, советского образца, называемые еще "вещевой мешок". Изготовлен из брезента в форме мешка, стягиваемого сверху шнурком через щели. Служил для переноса личных вещей, запаса продовольствия и амуниции.
КАРАБИН, самозарядный СВТ-40
ФЛЯГА, советская,стеклянная, закрывается резиновой пробкой. Носится на поясе в чехле из тика на подвесе, который застегивается при помощи пуговицы - это позволяло снимать флягу не снимая основного ремня.
ПРОТИВОГАЗНАЯ МАСКА, советская, ШМ-41, носится по уставу на левом боку. Сумка военного выпуска из низкокачественного тика серого цвета, застегивается на мундирную пуговицу. 
ЛОПАТКА, пехотная, советского образца, военного выпуска упрощенной конструкции. Чехол тиковый.
ЯЩИК, металлический, для полотняных лент на 250 патронов к пулемету "Максим" обр. 1910.
ОБМОТКИ, точно такие массово использовались советскими пехотинцами. Производились из хлопкового трикотажа и могли иметь разные цвета, чаще всего - песочный.
БОТИНКИ, кожаные, американского производства из поставок по ленд-лизу. Кожаная подметка, подкованная гвоздями, на каблуке подкова.

Польский мундир
                                                                                                                                                                                   
Активисты СПП во главе с полковником З. Берлингом не высказывали безусловного требования обеспечения польской дивизии иным обмундированием нежели советское, так как имели примеры создания польских подразделений под патронатом Франции и позже - Великобритании. Однако планы советских руководителей, связанные с той ролью, которую в перспективе будет играть факт входа на собственную территорию польских войск вместе с советскими, диктовали необходимость создания у самих польских солдат и у измученых окупацией граждан сознания национальной армии, союз же с СССР, таким образом, диктовался нападением Гитлера и поведением ген. Сикорского, а не Сталиным.
Орлов на головных уборах и касках имела уже польская армия, ушедшая по приказу эмиграционного правительства. Новой, конкурирующей армии, организаванной при помощи СССР, требовалось больше национальных атрибутов, чтобы возросла его достоверность. Сейчас не известно доподлинно, имела ли идея переодевания поляков в мундиры польского кроя авторство самого Сталина или авторство его помощников. 
На складах Красной Армии находилось много тысяч комплектов довоенного польского обмундирования, которые были получены при "освобождении" западной Украины и Белоруссии в сентябре 1939 года. Возникает вопрос, почему не был использован этот резерв, которого наверняка бы хватило на всю 1 ПД. Ведь для армии генерала Андерса нашлись даже партии иностранных мундиров времен 1 Мировой войны. Скорее всего в расчет была принята возможность и необходимость замены вышедшего из строя обмундирования новым. 
В конце апреля 1943 года, то есть еще перед официальным согласием властей СССР на формирование польского подразделения, Янина Броневска - инструктор Войскового Отдела СПП получила распоряжение на разработку эскизов мундиров польского кроя для советского завода. Эти эскизы были выполнены в течении одного вечера, а утром переданы советскому офицеру, который отвез его в Главное интендантское управление. Согласно дополнительных указаний п-ка Берлинга образцом для русских могли быть довоенные положения о обмундировании WP. 
Сдается, что процесс создания копии мундира имел похожий, но немного другой ход. Вероятно эскизы Я.Броневской, в которые вносились поправки указаниями п-ка Берлинга по телефону, явились образцом для пошива первой партии мундиров, только офицерских. В половине мая уже часть кадров дивизии их носила. Кроме того, только эта партия частично повторяла предписания для обмундирования обр. 1936 года, которых твердо придерживалась автор эскизов. Зато образцами, но основе которых возник солдатский мундир были не только указания и эскизы, но и доставленные с военных складов на московскую фабрику оригинальные экземпляры польских тиковых кителей обр.36, конфедераток обр.37, шинелей обр.36. Там они были распороты, сделаны выкройки и начат выпуск. В конце мая 1943 года в Сельцы прибыл первый транспорт с мундирами для рядовых. 
Мундир этот обычно называют как "польского образца" или "довоенного образца", что повлекло даже немного позднее появление в документах службы тыла LWP даже названия "обр.39".
Применение относительно этого мундира таких названий как "обр.36" или "обр.43" не происходит из того времени, а является уже плодом фантазии коллекционеров и музейных описаний.

Китель и брюки
                                                                                                                                                                    
Китель описывается чаще всего в послевоенной литературе как "правильная копия" или "по мотивам" кителя обр. 1936. Наилучшим определением этого обмундирования могло бы служить утверждение, что это советское подражание польскому военному тиковому кителю обр.36.
Основным признаком польского происхождения является крой. Китель полностью расстегивается и имеет четыре кармана с клапанами, которые застегиваются на пуговицы, погоны пришиты к рукавам и закрепляются пуговицами на другом конце, воротник, застегивающийся на две застежки, сзади два выдающихся стальных крючка (крашенные зеленой краской) для поддержки поясного ремня, рукава без манжетов, петелька под воротником чтобы вешать китель, отсутствие внутренней подкладки и кармашка для индивидуального санитарного пакета. 
Советскими признаками присущими кителю, в некоторой степени очевидными "русизмами" являются:
Ткань: хлопковый тик цвета и сорта, который использовался при шитье советской формы (в польских вариантах использовался главным образом льняной).
Погоны: выполненные с соответствии с польским кроем, но по стандартной советской технологии, т.е. суконный верх и тиковый низ (польские - полностью из тика).
Пуговицы: двухслойные из стальной или латунной жести, изготовленные по советской технологии, только верхний слой с выдавленной звездой, заменен другим с изображением орла (польский вариант - цинковые, чаще всего - однослойные).                                                                                                                            
Еще одно различие имеется, а именно количество пуговиц - 6 в советской копии, вместо 7 в польском образце 1936 года. Это различие приписывается советскому происхождению. Однако, существуют основания полагать, что это дело случая. Просто среди кителей обр.36 попадались неуставные партии, которые имели 6 пуговиц и, вероятнее всего, именно такие экземпляры достались московскому заводу в качестве образцов.
Брюки, которые дополняли кителя были советского образца и поставлялись либо из текущей продукции или из складских запасов, следовательно были зачастую разных производителей и разного периода времени, поэтому нередко качеством и цветом материала (тик) не совпадали с кителями. Это были бриджи с дополнительными усиливающими заплатками на коленях, с завязками на икрах.

Головной убор

Мягкая конфедератка советской продукции была очень приближена к прообразу обр. 1937 - имела тот самый крой, но другие пропорции продиктованы необходимостью военной экономии материалов. После уменьшения козырька, околыша и пряжки, рогатывка выглядела даже еще лучше оригинала. 
Солдатские рогатывки изготовлялись из сукна, стальные вентиляционные клепки и пряжка покрывались так же как и пуговицы, зеленой краской, того теплого оттенка, который использовался Красной Армией. Налобник всегда из клеенки, в отличие от полотняного или кожаного в обр.1937.
В срединном шве оставлялся маленький не простроченный участок для просовывания и закрепления усов кокарды. Сама кокарда была оригинальной, не встречавшейся ранее ни в каких других формациях WP, формы, прессовался из жести, медировался и покрывался патиной. Сзади закреплены жестяные усы, т.е. решение крепления идентичное советской звездочке. 

Шинель

Выпуск шинелей для нужд Войска Польского был запущен на заводах московского региона позже чем кителей, скорее всего в июле. Выдача их солдатам начата во второй половине августа, когда наступили первые холодные ночи. Предположительно в момент когда дивизия выступила из сельцевского лагеря в направлении фронта, 01.09.1943 года, большинство солдат имели уже новые шинели.
Шиты они были на основе шинели обр.1936 для кавалерии с изменениями, имели сзади разрез, который начинался на 15 см. ниже спины и застегивался на 4 маленькие пуговицы (в образце для пехоты разрез должен начинаться в 45 см. ниже спины и застегиваться на 3 пуговицы). Почему такие шинели получила пехота? Используемые в Красной Армии шинели обр.24 имели разрез, который застегивался только в экземплярах, предназначенных для кавалерии, а в пехотных вариантах шинели имели складку. В те времена, как правило, руководствовались принципами экономии, а сшитые для WP шинели имели дополнения, которые в обеих армиях, - польской и советской были признаны для пехоты излишними и этот факт очевидно подтверждает предположение, что в качестве оригиналов не служили польские положения для униформы, но шинели добытые в ходе компании 1939 года, так как не были учтены вышеперечисленные отличия. В отдел подготовки продукции на первом заводе, который выполнял выкройки, в качестве образцов попала скорее всего партия кавалерийских шинелей. Копии имеют однако явно выраженный "русизм" в виде не обрубленной нижней кромки. 
Наибольшей проблемой для производителей был цвет ткани. Сукно советских шинелей имело традиционную серо-бронзовую окраску ("землистую"). Должны были следовательно заказать поставки шинельного сукна, окрашенного обычным советским красителем, но зеленого цвета. Изготовители сукна часто не успевали покрыть заказы и иногда выпускались партии шинелей из советского сукна, но в другом, более редком оттенке кофе с молоком.

Конец.

Источник: Журнал "Archeologia Wojskowa" N4

FaLang translation system by Faboba